Будущее за гибкими командами

ТАСС

«Газпром нефть» уже в течение многих лет является одним из самых привлекательных работодателей России. В прошлом году она заняла вторую строчку в рейтинге Топ-100 по версии HeadHunter. О новых формах сотрудничества бизнеса и талантов, инновационной платформе «Профессионалы 4.0» и потенциальной возможности заменить сотрудников на роботов в интервью ТАСС на полях Петербургского международного экономического форума рассказал заместитель генерального директора по организационным вопросам «Газпром нефти» Кирилл Кравченко.

Кирилл Кравченко

ТАСС

— Кирилл Альбертович, первый наш вопрос касается платформы «Профессионалы 4.0». В чем состоит ее суть и для чего она нужна?

— «Профессионалы 4.0» — это большая федеральная инициатива, которая направлена на поиск талантов для реализации технологических проектов в составе гибких команд. Это эффективное мобильное решение, когда возникает потребность реализовать какую-то серьезную бизнес-задачу, не расширяя штат сотрудников.

Наша платформа развивается как крупный партнерский проект совместно с АНО «Россия — страна возможностей» и открыта для российских корпораций, органов власти и профессионалов. К проекту уже присоединилось более десятка партнеров — «Сибур», «Ростелеком», «Росэлектроника», «Сколково», Ernst & Young и ряд других.

— Я правильно понимаю, что все-таки можно сравнить эту платформу с биржей труда или с HeadHunter?

— Она точно не похожа на биржу труда — это абсолютно разные платформы и концепции. Фокус не на трудоустройстве, хотя такая возможность существует в случае, если кандидат проявит себя. «Профессионалы 4.0» завязана на проектную деятельность и формирование команд, а не на индивидуальный результат. Через нее бизнес или государство отбирают лучших людей на краткосрочное время, под конкретные задачи.

— Насколько это интересно людям? Чем им может быть интересна краткосрочная работа без гарантии трудоустройства?

— К реализации проектов на платформе на этапе запуска мы пригласили 2 тыс. участников конкурса «Лидеры России». Все эти люди — профессионалы, трудоустроенные, имеющие хорошую репутацию. Им интереснее узнавать что-то новое, применять свои навыки дополнительно к существующей работе. Они себя реализуют, с одной стороны, а с другой — приносят пользу бизнесу, при этом получая бенефиты в виде репутации или материального вознаграждения. Тем не менее никто не запрещает работодателям брать себе «на карандаш» людей, которые хорошо себя проявляют.

— Были ли уже реализованы какие-либо проекты в рамках этой платформы?

— После запуска было размещено порядка 70 проектов. Пять из них уже реализованы, другие — в работе. Могу сказать, что эти задачи были крайне интересны и весьма разносторонни.

— Какие, например?

— Например, вчера мы подписали соглашение со «Сколково». У них задача была связана с повышением качества программ, расширением их спектра. В периметре «Газпром нефти» был закончен проект по развитию цифровых технологий, искусственного интеллекта и цепочки поставок. Это и прикладные бизнес-задачи, и новые прорывные решения.

— Вы сказали, что стартовали с проектом в марте. Как он будет дальше развиваться?

— Мы стартовали с бета-версии, и следующий релиз, с расширенным функционалом и улучшенным интерфейсом, выйдет осенью. Тем не менее уже сейчас мы отработали алгоритмы, посмотрели обратную связь, выработали четкий план улучшений, увеличили число привлекаемых компаний. Мы ведем переговоры с несколькими десятками организаций — от региональных администраций до крупнейших предприятий страны. Кроме того, в ближайшее время планируем пригласить на платформу выпускников программ образовательного центра «Сириус», а к концу года — финалистов конкурса «Цифровой прорыв».

— А что от всего этого получает сама «Газпром нефть»? Ваш в чем интерес?

— Мы заинтересованы в том, чтобы объединить бизнес-сообщество и таланты в России, увидеть потенциал и одновременно помочь себе в реализации части проектов.

Через этот механизм мы способны задействовать потенциал, который не находит себя напрямую на том же HeadHunter. Сотрудники привязаны к своей компании, а здесь ты можешь, находясь на собственной работе, еще реализовать свой скрытый или дополнительный потенциал через проектные решения.

— Для вашей компании вы уже нашли кого-то замечательного или таких целей даже не стоит?

— Это одна из целей, мы замечательных всегда держим «на карандаше». У нас большая битва за таланты, как на рынке, так и внутри компаний. Поэтому у нас есть как наши внутренние сотрудники, которые себя проявляют через эту платформу, так и внешние кандидаты, с которыми мы расширяем нашу систему.

— Понятно. Вы сказали, что подписали на форуме соглашение о сотрудничестве с «Сибуром». Возможно, есть еще какие-то переговоры с другими компаниями?

— На этом форуме мы подписали три соглашения — с администрацией Ленинградской области, с «Сибуром» и с Московской школой управления «Сколково». Мы увеличиваем перечень партнеров, но хотим делать это умеренно, так как пока отрабатываем технику реализации задач.

С каждой новой итерацией мы улучшаемся, постоянно расширяем функциональные возможности платформы. Поэтому шаг за шагом, я считаю, к концу года мы сможем сказать, что несколько сотен проектов будут в реальном времени помещены на платформу, а не 70, как сегодня. Плюс значительно расширится аудитория тех, кто претендует на участие в реализации подобных проектов, как и компаний-заказчиков.

— Какое основное направление уже размещенных проектов? Они ближе к IT, маркетингу или к другим сферам?

— Изначально платформа ориентировалась на технологии, на индустриальный сектор. Сейчас мы видим, что есть несколько типов задач, которые возникают у наших партнеров. Первые — решить тот или иной технологический вызов в разных сферах бизнеса. Второе — это IT, «цифра». Третье — это организационные проекты по преобразованию оргструктуры, процессов, команд.

То есть мы все-таки больше фокусируемся на индустрию, чем на какие-то социальные или публичные вещи.

— Вам не кажется парадоксом, что идущие в сферу IT люди — по сути, сами создают себе замену? Не секрет, что автоматизация, роботизация сокращает количество людей, которые заняты на тех или иных процессах.

— И да и нет. С одной стороны, безусловно, исчезают многие профессии и происходит роботизация. С другой стороны, появляется ряд новых профессий, которые уже сейчас приблизительно очерчены. Даже мы не осознаем, как они будут называться в будущем, но все, что создается новое, это больше креатива, больше мозга.

Поэтому мне кажется, что сами себе они точно найдут применение, независимо от того, что они решают какие-то сложные технологические задачи. Совершенно точно, это лучшие мозги. Совершенно точно, они не останутся без внимания.

— Какие профессии в ближайшие десять лет прикажут долго жить, а какие, наоборот, будут все более и более популярны?

— Определенно останутся профессии, связанные с преобразованиями данных, с внедрением интеллекта, с поиском новых технологий. Плюс не будет строгой иерархии профессий, а возникнут более гибкие командные проекты.

Почему мы сделали эту платформу как реализацию командных задач? Потому что мир быстрее и быстрее меняется, вызовов появляется все больше и больше, и они все разнообразнее и разнообразнее. Обладая единственной специальностью, ты уже не сможешь реализовать те задачи, которые тебя вызывают со стороны твоей системы. От тебя требуется однозначно кооператорство с другими.